Парящие в вечности. О картине «Павлова и Нижинский» Жюля Фландрена

Порхающие Вацлав Нижинский и Анна Павлова на полотне Жюля Фландрена — сцена из постановки «Сильфиды» Русских балетов, впервые показанных в парижском Театре Шатле в 1909 году. На заднем плане едва намечен кордебалет, синий цвет практически объединяет планы, лишь яркий свет выделяет эскизно написанную парящую пару…

В начале XX века Париж был без ума от Русских балетов Дягилева. Фландрен, страстный любитель музыки и танца, одним из первых живописцев сделал танцоров этой труппы главными героями своих работ. Дягилев, антрепренер Русских балетов, был уверен, что для современных ему художников новаторские сценография, костюмы, музыка и движения являются тем же, чем были для мастеров Возрождения древнеримские фрески.

Фландрен создавал эскизы и фотографии во время спектаклей, а затем писал полотно в своем ателье.

В отличие от других художников (вспомним Дега и его танцовщиц), Фландрен не пытался отобразить движение и быстроту, напротив, через замершее мгновение он стремился передать вечность.

Павлова и Нижинский, 1909, Жюль Фландрен, Musée d'art moderne André-Malraux, Гавр

«Сильфиды» поразили его тем, что в балете нет сюжета — это праздник танца в чистом виде. Особенно великолепен Нижинский, уроженец Киева, который порхал на сцене как «черно-белая бабочка рядом с сильфидами». Его длинные развевающиеся волосы придавали образу женственную грацию, он первым из танцоров-мужчин танцевал в пуантах.

«Он достигает невозможного. В нем — вся красота классических фресок и статуй», — Огюст Роден о Вацлаве Нижинском

Вспомним о самом первом выступлении Вацлава Нижинского. Перед вами отрывок из книги «Нижинский» Люси Мур (2013, Profile Books):

«Первое публичное выступление Вацлава состоялось в Одессе на Пасху в 1894 году. Ему было пять лет. Он и Стасик (брат Вацлава. — Прим. ред.) танцевали гопак. На Стасике, исполнявшем мужскую роль, были синие шаровары, белая свободная сорочка и красный широкий пояс, а на Вацлаве, исполнявшем женскую роль, — вышиванка и венок с маками, васильками и лентами. На обоих были сапоги из красной мягкой кожи.

“Смуглый, кареглазый, с длинными ресницами — в нем сложно было разглядеть мальчика”, — вспоминала Бронислава Нижинская (сестра Вацлава. — Прим. ред.). Публика была в восторге от их разножек, “ползунков”, прыжков и больших “тынков” в повороте. Под аплодисменты, крики “бис” и “браво” им пришлось повторить свой танец дважды.

В следующий раз Вацлав исполнил гопак на Рождество того же года. Теперь он выступал один в том же костюме, что был на его брате полгода назад. Он так высоко прыгал в разножке, касаясь руками сразу двух каблуков, с каждым разом ускоряясь! А закончил выступление во вращающейся присядке. Отец Нижинского был очень доволен своим сыном и даже сказал, что не каждому взрослому удаются эти сложные движения гопака».

В отличие от Нижинского, ставшего символом нового видения танца, Фландрен не был авангардистом.

В то время как Матисс, его сокурсник в дни учебы у Гюстава Моро, стремился порвать с традиционной школой, Фландрен — одновременно поклонник классического искусства и адепт художественных поисков группы «Наби», импрессионистов и фовистов — пытался объединить в своем творчестве прошлое и настоящее.

Балет (эскиз), дата создания неизвестна, Жюль Фландрен, частная коллекция

Некоторые искусствоведы считают, что подобный эволюционный подход, возможно, стоил художнику места в арт-пантеоне XX века. Новое столетие требовало отказа от известных форм и радикальных перемен во всех видах искусства.

В наши дни интерес к творчеству Фландрена стал возвращаться по той же причине, по которой ранее художник был предан забвению. Его поиски эволюционных перемен в искусстве наконец удостоились внимания историков и публики.

Терраса в городском саду, 1932, Жюль Фландрен, Musée de Grenoble, Гренобль
В ТЕМУ

Готовы узнать больше о «Сильфидах»? Давайте послушаем Тамару Карсавину, звезду Русских балетов, которая вспоминает об этой постановке (перевод ниже).

А вот и первая программа того выступления. Я горжусь тем, что выступала с Павловой и Нижинским в этом балете. В нем нет сюжета, его называют романтической фантазией. Оригинальная концепция движений и построения была идеальной. До сегодняшнего дня она почти не изменилась.

Это первая труппа. Я — посередине. И это я (берет в руки другую фотографию). Это я и Нижинский в па-де-де (держит в руках еще один снимок).

Я счастлива, что стандарты, установленные первыми постановками, остались прежними и по сей день.

Я помню Алисию Маркову, когда она была юной балериной в Балетах Дягилева. С тех пор ее танец из прелюдии прославился на весь мир.

У кордебалета особенно важная роль в этой постановке. Они обеспечивают паттерн и составляют основу всего балета.

Все тело должно выражать экспрессию. Особенно руки, которые должны двигаться мягко, отображая неземных, эфемерных существ.

Хореограф Михаил Фокин давно мечтал создать классический балет на музыку Шопена. Возникла дискуссия, будет ли правильно оркестровать музыку специально для фортепиано. Фокин обратился к знаменитому российскому композитору Глазунову, и тот полностью одобрил идею. Получившийся балет назвали «Шопенианой», а позже изменили название на «Сильфиды» — по предложению сценографа Александра Бенуа.

(Играет на фортепиано)

Какие воспоминания навевает эта музыка!

Какой восхитительный вечер! И прекрасная обстановка для «Сильфид». Если бы сегодня у нас был выбор, кого бы мы пригласили станцевать для нас? Алисию Маркову? Конечно! Для прелюдии и па-де-де. А на роль поэта, стремящегося поймать ускользающее виденье, — замечательного молодого танцора Джона Филда. Для мазурки нам нужна самая лучшая танцовщица. Почему бы не пригласить Виолетту Элбин прямо после ее триумфа в Милане. А для исполнения вальса наилучшим образом подойдет Светлана Березова.

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

«Нижинский — мифическая фигура для каждого танцовщика. Мы все примеряли на себя его роли», — Михаил Барышников

К сожалению, я не нашла «Сильфид» с танцующим Нижинским. Предлагаю вам посмотреть фрагмент этого балета, где главную мужскую партию исполняет Михаил Барышников.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
natalya@amuse-a-muse.com

Основательница проекта Amuse A Muse