Пугающее транзи. Зачем Екатерина Медичи заказала скульптуру, на которую страшно смотреть?

Согласитесь, рассматривать скульптуру, представляющую изможденное тело, да еще с вывалившимися кишками или в червях и жабах, дело малоприятное. И все же подобные творения можно увидеть и в Лувре, и в знаменитом королевском некрополе в аббатстве Сен-Дени. 

Интерес к транзи – изваяниям, изображающим разлагающееся тело, – появился в позднем Средневековье, а к XVI столетию этот вид скульптур прочно закрепился и превратился в модную тенденцию эпохи Возрождения. Заметьте, транзи — надгробные скульптуры, которые «не в лучшем виде» представляют собственных заказчиков! Вот и Екатерина Медичи поручила создать свое транзи флорентийцу Джироламо делла Роббиа в 1565 году. Зачем, спросите вы? 

Транзи Екатерины Медичи, Джироламо делла Роббиа
Транзи Екатерины Медичи, 1565-1566, Джироламо делла Роббиа, Musée du Louvre, Париж

Обо всем по порядку. Считается, что предшественниками транзи были миниатюры из средневековых рукописей. Одна из самых популярных тем — миниатюры к французской повести «Трое мертвых и трое живых» Николя де Марживаля.

Вкратце история такова: трое молодых и богатых шевалье встречают троих мертвецов, которые сообщают юношам о том, что вскоре и они будут представлять собой столь же нелицеприятное зрелище.

Псалтырь Бонны Люксембургской, Жан Ле Нуар
Псалтырь Бонны Люксембургской, 1348-1349, Жан Ле Нуар, Metropolitan Museum, Нью-Йорк
Искусствоведы советуют рассматривать эту повесть с точки зрения христианства, в котором земная жизнь, как и смерть, — лишь этап на пути к жизни вечной. А значит, подобные истории — напоминание о том, что действительно важно, а вовсе не желание запугать.

Одна из самых значимых работ на эту тему — фреска «Триумф смерти», написанная Буонамико Буффальмакко в 1330-х годах на кладбище Кампо-Санто в Пизе. Посмотрите на левую часть фрески: во время охоты компания благородных дам и кавалеров встречает на своем пути три гроба с мертвецами.

Триумф смерти, Буонамико Буффальмакко
Триумф смерти, фреска. 1330-е гг., Буонамико Буффальмакко, Кампо-Санто, Пиза

Справа же вы увидите так называемый «сад любви», в котором молодые люди предаются приятному времяпрепровождению.

Слева от них художник впервые в западноевропейском искусстве (!) создал образ старухи-смерти с косой. Напоминание о бренности земного существования должно было заставить смотрящего, особенно если он или она полагали, что их положение в обществе делает их неуязвимыми, отказаться от своих иллюзий.

Таллинская пляска смерти, Бернт Нотке
Таллинская пляска смерти, 1475-1499 Бернт Нотке, Церковь Нигулисте, Таллин
Тема равенства перед смертью богатых и бедных, молодых и пожилых, монахов или мирян проявилась еще ощутимее во время эпидемии чумы в Европе (1347—1352).

Персонажи знаменитых плясок смерти (первая фреска с плясками появилась около 1410 года на парижском кладбище Невинных) часто напоминают «четки», в которых скелеты чередуются с живыми представителями разных возрастов и слоев общества: от купцов и королей до священников и даже Папы римского.

Эффигии в королевском некрополе в аббатстве Сен-Дени
Эффигии в королевском некрополе базилики Сен-Дени

Начиная с 1000 года популярным видом надгробной скульптуры становится эффигия — изваяние, изображающее усопшего в лежащем виде на крышке саркофага.

До XIV века эффигии выглядели примерно так: руки сложены в молитве или расположены на животе, глаза закрыты, лицо, лишенное индивидуальных черт, выглядит умиротворенным, словно душа умершего попала в рай.

Эффигии в усыпальнице Эмбера де Батарне
Эффигии в усыпальнице Эмбера де Батарне, XVI в., церковь Святого Иоана Крестителя, Монтрезор, @Alain Crozemarie
С XIV века эффигии претерпевают изменения: их начинают заказывать еще при жизни, а лица скульптур создаются с натуры. Теперь лицо эффигии — портрет того, кто лежит в саркофаге.

Сесиль Бюльте, автор курса «Тело в искусстве Средневековья» в Школе Лувра, объясняет стремление к подобному реализму тем, что, во-первых, в конце эпохи Средневековья для христиан становится важна личная ответственность за спасение души, а во-вторых, тогда же начинают использовать посмертные маски.

Выражения лиц на некоторых эффигиях перестают быть стандартно блаженными и теперь отражают настоящие человеческие эмоции, среди которых страдание, тревога и тоска.

Транзи кардинала Жана де Лагранжа
Транзи кардинала Жана де Лагранжа из его усыпальницы, к. XIV в. - н. XV в., Musée du Petit Palais, Авиньон
«Похоже, что первое транзи появилось во Франции в 1402 году, когда было создано надгробие кардинала Жана де ля Гранжа в Амьенском соборе», — Сесиль Бюльте, автор курса «Тело в искусстве Средневековья» в Школе Лувра

Сегодня от величественного надгробия, включающего сцены из жизни Христа, и традиционной эффигии, разрушенных во времена Французской революции, осталось лишь транзи и надпись рядом с ним.

Прочтем ее: «Мы предстаем здесь перед молодыми и юными, чтобы они осознали, в какой прах они превратятся. Никто не станет исключением, независимо от возраста, пола и статуса. Что же ты, несчастный, возгордился? Ты прах и станешь прахом, как и мы, превратившись в зловонную массу и корм для червей».

Транзи Гийома де Арсини
Транзи Гийома де Арсини (фрагмент), 1394, Musée d'art et d'archéologie de Laon, Лаон
Транзи «Человек, съеденный червями»
Транзи «Человек, съеденный червями», XVI в., Буссю, @Jean-Pol Grandmont
Транзи Жанны де Бурбон-Вандом
Транзи Жанны де Бурбон-Вандом (по прозвищу Красавица), графиня Булонская и Овернская, первая четверть XVI в., Musée du Louvre, Париж

Эти строки вновь напоминают нам о том, что тело тленно и, в отличие от бессмертной души, рано или поздно ему суждено исчезнуть. Черви, змеи и жабы, ползущие по мертвецам с вывалившимися глазами или внутренностями, — скульпторы умели произвести нужный эффект.

Усыпальница Людовика XII и Анны Бретонской в базилике Сен-Дени
Усыпальница Людовика XII и Анны Бретонской, XVI в., Базилика Сен-Дени, Париж, @Myrabella
Усыпальница Генриха II и Екатерины Медичи, Жермен Пилон
Усыпальница Генриха II и Екатерины Медичи, 1573, Жермен Пилон, Базилика Сен-Дени, Париж

Появление транзи в XV веке и его особая популярность в XVI столетии не исключали традиционных эффигий. В усыпальницах первые обычно располагали внизу, а вторые сверху надгробия. Эффигии изображали человека при жизни, а транзи — в его, скажем так, переходный период.

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Вернемся же к Екатерине Медичи. Как видите, заказывая свое транзи, королева Франции не была оригинальна, а лишь следовала моде. Впрочем, реалистичность скульптуры Джироламо делла Роббиа (сегодня она хранится в Лувре), вероятно, пришлась ей не по вкусу.

Транзи, над которым флорентиец начал работать в 1565-м, так и осталось незавершенным. Искусствоведы допускают, что причиной послужила смерть скульптора в том же году.

Транзи Генриха II и Екатерины Медичи, Жермен Пилон
Транзи Генриха II и Екатерины Медичи (фрагмент), до 1585 г., Жермен Пилон, Базилика Сен-Дени

Однако Екатерина Медичи заказала новую скульптуру у французского мастера Жермена Пилона (ее можно увидеть в аббатстве Сен-Дени). На ней от увядшего тела нет и следа: королева скорее напоминает прекрасную спящую Венеру.

Что ж, Екатерина оказалась прозорливой. Каким бы ни был переход в мир иной, перед теми, кто здесь, не лучше ли предстать красавицей?

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
[email protected]

Основательница проекта Amuse A Muse