Три лишних позвонка. О женских спинах на полотнах Жана Огюста Доминика Энгра

Тот факт, что Жан Огюст Доминик Энгр в 82-летнем возрасте написал «Турецкую баню», которую нередко называют самым эротичным полотном XIX века, мало удивлял его современников. Художник был известен своим ярким сексуальным темпераментом.

Турецквя баня, Жан Огюст Доминик Энгр
Турецквя баня, 1862, Жан Огюст Доминик Энгр, Musée du Louvre, Париж
Энгр и в преклонном возрасте был знатным любовником. Случалось, в Опере он так возбуждался, глядя на какую-нибудь танцовщицу, что восклицал: “Мадам Энгр, в карету!” И дома тут же приступал к “делу”», — Альфред Стивенс, живописец

Еще будучи молодым художником, во время своего пребывания на вилле Медичи (Французская академия в Риме), Энгр копировал обнаженную натуру с картин Тициана, Рафаэля и Бронзино.

Купальщица, изображенная по пояс, 1807, Жан Огюст Доминик Энгр, Musée Bonnat, Байонна
Большая купальщтца, или Купальщица Вальпинсона, Жан Огюст Доминиик Энгр
Большая купальщица, или Купальщица Вальпинсона, 1808, Жан Огюст Доминиик Энгр, Musée du Louvre, Париж

В 1807 году из Италии художник прислал на рассмотрение Академии «Купальщицу, изображенную по пояс». В ней уже были заметны находки живописца: модель, как отмечает Винсент Помаред в книге «Энгр», еще не одалиска и не восточная красавица, но уже и не античная богиня, да и написана она в более реалистичной манере, чем ее «современницы».

В 1808 году Энгр создал «Большую купальщицу». В отличие от «Купальщицы, изображенной по пояс», героиня этого полотна отворачивает лицо от зрителя, представая перед нами в своей наготе, но при этом оставаясь незнакомкой.

Несмотря на свое ненасытное либидо, Энгр пишет «Большую купальщицу», стремясь «изобразить ее одновременно конкретно и идеализированно, объединяя вуайеризм и интеллектуализм».

Хотя эта картина и снискала некоторое одобрение, критики отнеслись к ней придирчиво: «Непонятно, откуда падает свет, а тело купальщицы не отбрасывает тень на покрывало, на котором она сидит». Это, конечно, не полный список претензий: в довершение художнику посоветовали не отвлекаться и во всем следовать высокому, благородному, классическому стилю.

Однако именно эта «полублагородная» картина стала эталоном для прочих купальщиц Энгра и прославила его.

Энгр изобрел собственный способ писать обнаженную натуру. Он сам определил иконографию, пластику и эротическую составляющую, которые позже использовал в других своих произведениях», — Винсент Помаред, книга «Энгр»
Малая купальщица, Жан Огюст Доминик Энгр
Малая купальщица, 1828, Жан Огюст Доминик Энгр, Musée du Louvre, Париж
Сельский концерт, Тициан
Сельский концерт, 1509, Тициан, Musée du Louvre, Париж

Будет справедливым заметить, что на идею писать ню со спины Энгра мог натолкнуть холст Тициана «Деревенский концерт». Еще одно полотно итальянского мастера — «Венера Урбинская», копию которого Энгр написал в Италии, также оказало влияние на творчество француза. Сравните с «Венерой Урбинской» его «Одалиску и рабыню» и «Юпитера и Антиопу».

Венера Урбинская, Тициан
Венера Урбинская, 1538, Тициан, Gallerie degli Uffizi, Флоренция
Юпитер и Антиопа, Жан Огюст Доминик Энгр
Юпитер и Антиопа, 1851, Жан Огюст Доминик Энгр, Musée d'Orsay, Париж
Одалиска и рабыня, 1842, Жан-Огюст-Доминик Энгр, Fogg Art Museum, Кембридж
Большая Одалиска, Жан Огюст Доминик Энгр
Большая Одалиска, 1814, Жан Огюст Доминик Энгр, Musée du Louvre, Париж

Впрочем, в своих творческих поисках неутомимый Энгр идет еще дальше: он располагает лежащую героиню спиной к зрителю, придает ее позе больше динамики и наконец (в отличие от купальщиц) поворачивает ее голову, заставляя посмотреть зрителям прямо в глаза. Доселе невиданный образ восточной красавицы в гареме, ожидающей своего хозяина, готов!

Вам нравится статья? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или станьте другом Музы на Фейсбуке и/или в Инстаграм. Amuse A Muse – некоммерческий арт-проект, созданный для популяризации знаний об искусстве и культуре. Он сможет вырасти только с вашей помощью.

Наталья Гузенко, автор проекта

Гордый своей находкой, Энгр представляет «Одалиску» на Художественном салоне 1819 года, но получает шквал критики. «В ней нет ни костей, ни мышц, ни крови, ни жизни, ни рельефа, ни всего того, что должно иметь изображение», — негодует историк искусства Шарль-Поль Ландон. А критик Де Кератри находит у одалиски три лишних позвонка и возмущается тем, что у нее «шокирующе худые руки».

Большая Одалиска (гризайль), Жан Огюст Доминик Энгр
Большая Одалиска (гризайль), 1814, Жан Огюст Доминик Энгр, Metropolitan Museum of Art, Нью-Йорк

Энгр раздражен, но не только не отрекается от «Одалиски», а напротив использует ту же манеру в новых полотнах. Художник и сам признавался, что терпеть не может анатомию, «эту ужасную науку, о которой я не могу думать без отвращения». Спины своих купальщиц и одалисок он писал так, как пишут шелковую ткань, стремясь отразить чувственность и соблазн, а вовсе не скучные физиологические детали.

В конце концов, для физиологических деталей существовала реальная жизнь. И мадам Энгр, конечно.

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
n[email protected]

Основательница проекта Amuse A Muse