Любовные письма в живописи: Жан-Оноре Фрагонар

Читать чужие любовные письма нехорошо. Но если они написаны великими художниками, то очень даже можно. Муза продолжает «любовную серию» статей.

«Любовное письмо» Фрагонара написано во Франции XVIII столетия. И вот что, по мнению кураторов выставки «Влюбленый Фрагонар. Галантный либертин» в Музее в Люксембургском саду в 2015-2016 году, важно знать об этой эпохе:

XVIII век может во многих отношениях считаться новым миром, в котором огромную важность приобретают способность каждого делать свой выбор, жить для себя и осознавать свои личные интересы. Независимая личность, человек, больше не рассматривается таким, каким он должен быть, а таким, каким он есть: его тело, ум, интересы и размышления. Любовь романтическая, супружеская, родительская и сыновья, а также же личные удовольствия теперь становятся ценными сами по себе. Человек завоевывает новую территорию: поиск счастья постепенно вытесняет поиск Спасения.

Любовное письмо, Жан-Оноре Фрагонар
Любовное письмо, начало 1770-х гг., Жан-Оноре Фрагонар, Metropolitan Museum of Art, Нью-Йорк

В эту эпоху либертин Фрагонар создает «Любовное письмо» согласно всем законам галантного века. Героиня с напудренным лицом, одетая в элегантный наряд, держит букет роз в одной руке и любовное письмо в другой. Листы бумаги на столе означают, что переписка с возлюбленным ведется регулярно, да и взгляд героини, направленный на зрителя, не выражает удивления, скорее в нем есть заговорщическое удовольствие от получения долгожданной весточки.

Заметьте, что песик, расположившись за спиной своей хозяйки, испуганно смотрит прямо на нас, как будто это мы должны решить символ ли он верности или эротизма.

Любовное письмо (фрагмент с собакой), Жан-Оноре Фрагонар
Любовное письмо (фрагмент), начало 1770-х гг., Жан-Оноре Фрагонар, Metropolitan Museum of Art, Нью-Йорк
Любовное письмо (фрагмент), Жан-Оноре Фрагонар
Любовное письмо (фрагмент), начало 1770-х гг., Жан-Оноре Фрагонар, Metropolitan Museum of Art, Нью-Йорк

«Модный женский туалет (особенно прическа с шарлоткой с ленами и вуалью из газа) и изысканная мебель написаны в стиле полотен с элегантными интерьерами 1770-х годов», – пишет хранитель фондов Лувра Гийом Фару. Как вы понимаете, Фрагонар, таким образом, осовременил уже известную вам тему любовного письма голландских и фламандских мастеров. И от заказчиков не было отбоя!

Выходит, что «Любовное письмо» Фрагонара – не портрет, а жанровое полотно. И все же… Какое же любовное письмо без тайны? Видите неразборчиво написанный адрес на листе? Monsieur. Mm Cuvili… Месье. Мадам Кювил…

«Мари-Эмили Буше, дочь художника Франсуа Буше, после смерти мужа Пьер-Антуана Бодуэна, который был учеником Буше и учителем Фрагонара, вышла замуж за Шарля Кювилье. Эта гипотеза соблазнительна, но, увы, остается непроверенной», – объясняет Гийом Фару.

Во времена Фрагонара написание писем становятся настолько популярным, что в эпистолярном жанре пишутся даже романы. Вспомним хотя бы о «Юлии, или Новой Элоизе» Жан-Жака Руссо.

Молодая девушка читает письма Элоизы и Абеляра, Огюст Бернар
Молодая девушка читает письма Элоизы и Абеляра, 1780, Огюст Бернар, Art Institute of Chicago, Чикаго

Однако Эпоха Просвещения вовсе не стремилась к одинаковому просвещению мужчин и женщин. Поверите ли вы, что женское чтение сравнивали с мастурбацией?! Вот что пишет об этом Музей в Люксембургском саду во время выставки «Влюбленный Фрагонар. Галантный либертин»:

Общество XVIII века стремилось ограничить женщин в чтении, которое якобы усугубляло их «чувствительность». Художники подхватили эту тему и с большим удовольствием изображали женщину, занимающуюся этим запрещенным занятием, получающую от него удовольствие. 

Женское чтение даже сравнивали с практикой онанизма, которая, естественно, жестоко осуждалась как религиозными, так и медицинскими доктринами того времени. К примеру, на полотне «Молодая девушка читает письма Элоизы и Абеляра» Огюста Бернара следует отметить взрывную силу образа, который «бросает вызов интеллектуальным и сексуальным запретам в отношении женщин». Тем не менее, это произведение предназначено для публики мужского пола, которая, в свою очередь, наслаждается изображением этой женщины с полуоткрытой грудью.

В общем, безобидное заявление «Пойду-ка я почитаю», будь вы женщиной XVIII века, могло бы вам доставить массу неприятностей!

Наталя Гузенко / Наталья Гузенко
[email protected]

Основательница проекта Amuse A Muse